Обо мне

Обо мне

Козлов Дмитрий Владимирович, магистр психологии по программе "Психология зависимости: реабилитация и ресоциализация"

1234Моя профессиональная специализация:

"Психология зависимости"
"Диагностика и консультирование"
"Мотивация и побуждение"
"Персональное сопровождение"
"Индивидуальная траектория"
"Лечение и реабилитация"

Начну с небольшого повествования.

Случилось так, что мне несказанно повезло. Я обучался в магистратуре у замечательного педагога. Как говорят: педагога от бога! Виктория Васильевна, будучи заметным молодым ученым, была направлена в составе делегации от СССР в США по обмену опытом. Опыт касался как раз реабилитации наркозависимых. Это было новым направлением для наших психологов, поэтому выбирали самых перспективных и заслуженных. Это происходило в период падения железного занавеса, тогда наши специалисты активно перенимали зарубежный опыт. Многие, познакомившись с коммерческой моделью, решили новый полученный опыт монетизировать. Не берусь разбирать и анализировать поступки наших ученых, но то, что Виктория Васильевна не пошла по этому пути, для меня стало многим, а именно: профессиональным становлением и выбором стези.

Уже заканчивая магистратуру, я увлекся одним интересным вопросом: когда и из каких источников мои знакомые узнали об изменении сознания с помощью психоактивных веществ? Мне долго думать не пришлось, так как чтение зарубежной, в то время жутко дефицитной литературы, было моим самым страстным увлечением. И в одной книге, безымянного писателя, на затертых и засаленных страницах обыкновенного "самиздата", я прочел о мире, где с помощью наркотиков горстка деспотичной власти контролировала сознание остальных, ничего не подозревающих граждан. Этим писателем оказался признанный в конце своей жизни, а сегодня, несомненно, великий американский писатель-фантаст, воодушевивший современный Голливуд на создание фантастических шедевров. Оказалось, талантливый фантазер сам был не прочь употребить наркотики. Как вы догадались, я говорю о Филипе Дике. Кто бы знал, что именно Дик разбудил сумрачный подвал моего коллективного бессознательного, заставив выйти наружу садистов, известных архетипов, оккупировав мое сознание, как пьяные махновцы в винном погребе. Смешно говорить, но понять это мне пришлось намного спустя после осознанного выбора трезвой и чистой жизни. Жизни без изменения сознания. Странное проведение вело меня всегда и привело, в конце концов, к пониманию "психологии зависимости". Такой, какая она есть, без лишней заумности.

Многие знают этот термин, многие его применяют в своей работе. Однако, для меня "психология зависимости" - это базис, которым я пользуюсь, когда приходится очередной раз смотреть в глаза человеку. Смотреть не для игры или шалости, не для впечатления или очарования, смотреть для того, чтобы понять и еще раз понять, а потом уже постараться помочь.
Что дает мне "психология зависимости", и как она помогает тем, кто ко мне обращается? Да, справедливо будет заметить, что ко мне обращаются в основном те, кому пришлось столкнуться в своей жизни с наркопроблематикой. Для того чтобы объяснить причину проблемы, так сказать, корень зла, я и применяю навыки понимания причин и следствий «психологии зависимости».
Приемов много, но все секреты я выдавать не намерен, да и вам они мало чем помогут, но о главном непременно расскажу.

Дело в том, что аддикция, она же зависимость, развивается в одной и той же питательной среде. Эта среда – проблема самореализации личности. Да, именно так. Сначала эта проблема беспокоит предрасположенного к зависимости человека слегка, потом приходит все чаще и чаще, а в заключение толкает к трансформации психики, которая и приводит к химическим и нехимическим аддикциям. Почему предрасположенного? Потому что, к сожалению, наша нация попала в капкан наследственности. Но ловушкой является, отнюдь, не генетика, а банальная психология.

Проблема самореализации, самодостаточности, самоопределения, самодовольства, комфорта, свободы готовят человеку как раз те самые уловки, силки, капканы, формирующие патологическую зависимость. Правильно понять, на что нацелен человек, как помочь ему не попасть в ловушки и преодолеть стрессовые ситуации, открыть мир новой реальности, где самореализация приносит удовольствие и равновесие, минует эмоциональные и психологические перегрузки - вот моя главная задача, а значит и специализация.  А уже после можно покопаться в генетических секретах.
Конечно, одного взгляда в глаза, чтобы определить проблему и ее признаки, недостаточно. Для определения маркеров проблемы я пользуюсь профессиональным навыком, который позволяет мне довольно точно проводить "диагностику и консультирование".

"Диагностика и консультирование" - это еще одна специализация. Поэтому, если вам нужна помощь в определении глубины проблематики, насколько она серьезна и как ее преодолеть, то я всегда к вашим услугам. Для понимания я бы хотел кратко рассказать о критериях этого направления. Признаки психологической зависимости, по идее, любой человек способен определить сам. Но так как, например, больному наркоманией или алкоголизмом свойственно отрицать свой диагноз, не признавать себя зависимым (научно это называется анозогнозией), то часто больной не признается в этом даже сам себе. Первым признаком зависимости является страх. Неважно, просто страх, перед чем-то или кем-то, за что-то. Страх он и есть страх, он есть у каждого, он просто проживает в сознании человека, маскируясь, как прусский таракан, но стоит зажечь свет и попадается. Тут бы его тапочкой отходить, но…не все так просто.

Если независимый человек преодолевает чувство страха логикой, настроем или волей, то зависимый (аддикт) не в состоянии побороть гнетущее состояние страха. И тут перед взрослой личностью предстает не монстр или чудище, а тот из детских сказок – тараканище! Шевеля усами, это насекомое формирует чувство вины, тревоги, дискомфорта, он шипит и пугает. Человеческая психика пытается защититься, отсюда, все эти апатии, агрессии и другие проявления, которые провоцирует страх.

У зависимого человека практически отсутствует стрессоустойчивость и резильентность. Кстати, одним из важнейших механизмов трезвой жизни является развитие резильентности – динамического процесса адаптации личности к неурядицам и невзгодам. Отсутствие умения адаптироваться к существующим обстоятельствам программирует поведение, направленное на поиски ложной, суррогатной модели жизни. Проще говоря, поиска простых решений, не требующих труда и вложений. Таким поведением часто служит тривиальное решение - получить дополнительную стимуляцию или успокоение. А это допинг, любой. Хоть химический, или наш родной, эндогенный, ведущий к психическим или эмоциональным расстройствам, по сути, мозгу неважно, от чего будет зависеть индивид, ведомый ошибочной программой.

Третий и последний признак – это безответственность, точнее отсутствие ответственности, но этот тип поведенческой модели не означает зависимое поведение само по себе. Дело в том, что эта особенность распространяется только на взрослое население, поэтому для взрослых я сформулировал критерий иначе. Взрослый человек, страдающий аддикцией – это "капризный и безответственный ребенок". Да, да, именно, ребенок, такой большой, но в душе и сознании своем еще неразвитый, как полноценная личность. Поэтому многие профессионалы в своей работе используют проработку модели резильентной и независимой личности во время реабилитационного процесса. В конце работы, на выходе мы получаем динамику взросления, через научение новым жизненным навыкам, все как с ребенком. Это уже не реабилитация, а банальная абилитация, то есть привитие новых, не известных до этого индивиду навыков. Про реабилитацию я забежал вперед, но это фундаментальные вещи, которые я не могу упустить.
Только при совокупности трех факторов можно сделать выводы об аддиктивном, а значит и в некоторой степени о дивиантном поведении.

После диагностики необходимо консультирование. Задача профессионального аддиктолога посеять в размышление больного, их родителей зерно познания принципов болезни и ждать первых всходов. Они появятся быстро, уверяю вас.
Дальше можно переходить к "мотивации и побуждению" на лечение и реабилитацию, вовлечь больного, членов его семьи, а без них никакое лечение близкого смысла не имеет, в лечебную субкультуру. Это третье направление моей специализации - "Мотивация и побуждение". Иногда ко мне обращаются и просят провести личную беседу с больным, результатом которой стало бы его желание лечиться. На деле родственники ждут, что я заставлю его поехать в стационар. Ох, сколько копий сломано, сколько разбито скрижалей о броню непонимания, как трудно объяснить прописную истину: заставить лечиться невозможно. Приходится идти на хитрость, и с самого начала проводить сжатые мини сеансы первых двух направлений с самими родственниками. Тогда приходит понимание и после некоторого времени и личного контакта с больным, мы всей дружной семьей едем в стационар. Причем тут родственники? При том, да еще как. Зачастую, родственники заболевают иной формой зависимости – созависимостью. Это когда, жизнь близких аддикту людей становится зависима от жизни самого больного, и их качество жизни начинает страдать, а после появляются все те три основных признака, которые я описал выше. Конечно, случаи бывают разные, но и у меня и моих помощников тоже есть свои инструменты, поэтому, если вы решили бороться с зависимостью, я готов помочь вам в любое время.

"Персональное сопровождение" - следующее направление. Что это? Если коротко и ясно, то каждого больного мы ведем отдельно. Персональное сопровождение – это составление полного атласа болезни каждого пациента, обращающегося ко мне, в мою клинику или реабилитационный центр. Я не стараюсь, я веду каждого больного. Помимо этого, я сопровождаю его родственников, помогаю им в определении модели поведения, консультирую и даю возможность самим принять решение. Мне нетрудно помочь сопроводить больного в партнерскую организацию. Это не содействие – это принцип.  Для меня большая честь, если есть понимание, направить больного в государственный медицинский сервис: диспансер, наркологическую больницу, а если зависимый - обладатель двойственного диагноза, то и помочь подобрать ему лечащего врача и медицинский психиатрический стационар. Сегодня в бушующем океане свободного рынка наркологии можно угодить в неприятную историю, доверившись интернету, ошибочно приняв рекламные трюки за чистую монету, нарваться на мошенников и дилетантов. К чему это приведет, думаю, говорить излишне. А вот стать в этом бушующем океане вашим маяком я готов всегда. Вот моя специализация. Слава богу, этот бизнес и его игроки мне, как никому, хорошо известны.

"Индивидуальная траектория" - это пятое направление. Разработка индивидуальной траектории выздоровления и кейс-менеджмент – это новые термины в российской аддиктологии. Разработка индивидуальной траектории позволяет создать предпосылки и возможности для пожизненного прекращения употребления изменяющих сознание психоактивных веществ. Мало кто занимается этим в России, считая данный подход малоприбыльным. Меня это не страшит, так как основа моей деятельности не подразумевает чисто коммерческий интерес. Об этом я подробно уже рассказывал. Индивидуальная работа, к форме которой перешел весь цивилизованный мир, а в России на индивидуальные программы перешла вся социалка, говорит, что за кейс-менеджментом в наркологии будущее.  Для нашей наркологии еще пока не открыта целая область социальной адаптации – ресоциализация, где без кейса уже никак. Говоря об индивидуальной траектории, мы психологи, предстаем некими инженерами, которые проектируют новый положительно воспринимаемый обществом и самим индивидом стиль жизни. Стиль с качественными изменениями, динамикой направленной, как раз, на самореализацию, через развитие навыков и способностей человека. Выстраивание парадигмы личностного роста, общественного и профессионального взаимодействия. Обычно, через год-полтора, больные, получившие кейс, понимая вектор самореализации, говорят о том, что они впервые за всю жизнь получают от нее удовольствие без изменения сознания.

Наконец, последнее направление, о котором хочется сказать отдельно, так как на него сегодня образовался огромнейший спрос. Я говорю о механизме восстановления личности, о неком конвейере – "лечении и реабилитации". Того, что в понимании обывателя восстанавливает человека и возвращает его в социум. Дело в том, что здесь нет ничего нового и оригинального. Протоколы лечения от наркомании и алкоголизма не отличаются друг от друга, а если быть до конца откровенным, то они одни. Протокол ведения больных наркомании изложен в приказах Минздрава РФ. Модели медицинской и социальной реабилитации тоже не отличаются вариациями подхода. Есть апробированные и зарекомендовавшие себя модели "Терапевтических сообществ", "Анонимных алкоголиков и наркоманов", "Двенадцати шагов", объединивший их "Дейтоп". Почти все модели используют био-психо-социо-культурный подход, процесс восстановления, затрагивающий все сферы жизнедеятельности больного. Есть модели смешанные, с применением фармакоррекции, есть более авторские программы, но все это детали, и на начальном этапе, когда больной мотивирован ехать на лечение и/или реабилитацию, решение обычно принимается исходя их географических, финансовых, личностных факторов. Плюс к этому, прибавьте маркетинговые технологии, и мы получим, что все упирается не в научно доказанную эффективность, а ситуационные и личностные аспекты. И здесь встает самый серьезный вопрос: как подобрать реабилитационный центр или клинику для наркозависимого?

Прежде всего, если такой вопрос задается мне, я всегда разбираюсь с каждым случаем отдельно. Только индивидуальный подход. Иначе никак. Настаиваю на постановке диагноза, будь он анонимный или официальный, но без этого направлять куда-либо зависимого человека нельзя. Особенно в силу обострений двойственных диагнозов на фоне употребления спайсов и солей.
Если основным критерием выступает цена, и у семьи или самого зависимого нет средств, то мой совет однозначен – государственный медицинский сервис, а дальше, если у родных есть желание продолжать трудиться, мы подбираем оптимальные реабилитационные формы. Наркологический учет, который так бояться все, на самом деле не проблема. Есть свои секреты, и при определенных обстоятельствах можно миновать и его. В России есть госклиники, где работают высочайшие профессионалы. Стоимость там намного ниже, чем в дилетантских частных конторках. Второе, это обязательно понимание с кем и как будет проходить работа. Подписание всех необходимых договоров. Мы смотрим, можем ли применить ту или иную форму побуждения, нужна ли интервенция и мотивация на нее родственников и самого больного, не имеющего желание бросать наркотики. Дальше подбираем клинику, смотрим на ее профессиональный состав, юридическую форму, наличие лицензии, сертификатов, разрешительных документов. Смотрим ее религиозную транспорентность, чтобы больной не угодил в секту. Далее сопровождаем и прикрепляем своего куратора за больным. В свою клинику я направляю больных с тяжелыми и сложными случаями, а также имеющих мотивацию работать именно со мной.

Я не даю никаких гарантий, я говорю и апеллирую к опыту, показываю свою статистику и статистику курируемых мной юридических лиц, я не загоняю людей в кредиты, если у вас нет денег на лечение, я лучше найду вариант, чем посоветую взять кредит.

И если у меня спрашивают, как узнать хорошая больница или реабилитационный центр, я всегда говорю о наличии пяти основных критериев открытости информации о:

1. юридической форме и наличии документов в открытом доступе (лицензия и т.п);
2. ценовой политике, наличии прайса и расчетного счета;
3. штатном расписании, наличии дипломированных специалистов и возможности пообщаться с ними;
4. открытых отзывах о работе организации и обезличенной статистики количественно-качественных;
5. наличии апробированной, имеющей отзывы научного мира программы реабилитации.

Думаю, этих критериев более чем достаточно. По моей шкале выполнение:

• всех пяти критериев – это очень хорошая клиника;
• четыре "звезды" - хорошая клиника;
• три выполненных критерия – удовлетворительная клиника.
Менее трех критериев говорит о том, что в эту клинику обращаться нельзя.

 
Обратная связь
Напишите мне!
Пожалуйста, введите Ваше имя!
Пожалуйста, введите Ваш телефон!
Пожалуйста, введите Ваш e-mail!
Пожалуйста, введите Ваше сообщение!
  • Адрес: Москва,
    Новинский бульвар,
    дом 11
  • Телефон: +7 495 740 58 56